Керамика

image1

ПИКСИДА С ГЕОМЕТРИЧЕСКОЙ РОСПИСЬЮ.

Беотия, вторая половина VIII в. до н.э.

Пиксида с глубоким туловом с округлыми в средней части стенками, сужающимися к небольшому плоскому основанию. В верхней части тулова стенки слегка закругляются к устью, имеющему небольшой уступ для крышки. Крышка ровная, почти плоская, с чуть приподымающимися к середине стенками; средняя часть крышки в виде небольшого диска, на котором, в качестве ручки, помещены две фигурки лошадок и головка мака между ними. По две пары отверстий – по краю устья и по краю крышки,  для крепления последней.

На тулове пиксиды в широком фризе изображены болотные птицы (журавль или цапля) – с длинной шеей, маленькой головкой с длинным тонким клювом, большими крыльями и длинными ногами.

Как по форме, так и по характеру и расположению декора пиксида представляет собой типичный образец беотийской керамики геометрического периода. В отличие от аналогичных аттических сосудов, пиксиды Беотии более глубокие, а их округлые стенки сильно сужаются к сравнительно небольшому основанию.  Декор тулова чаще ограничивается чередованием полос простых геометрических мотивов, фигурные изображения, аналогичные росписи рассматриваемой вазы, на пиксидах встречаются реже. На крышке обычно геометрические орнаменты, фигур лошадок, заменяющих ручку, может быть от одной до четырех.


image2

ОЛЬПА.

Этрурия, конец VII – начало  VI в. до н.э.

В VII в. до н.э.  в гончарных мастерских Этрурии в большом количестве изготовлялись вазы, формами и особенно росписью подражавшие керамике Коринфа и получившие название этрусско-коринфских.   Во второй половине VII в. одним из самых любимых сосудов этрусских гончаров была ольпа, украшенная, как и в коринфских прототипах, фризами (от трех до пяти) с изображением животных и птиц, нередко дополнявшихся фигурами фантастических существ, сфинксов,  например. Их росписи по большей части очень небрежны, пропорции фигур нарушены, а крупные мазки и пятна пурпура и процарапанные линии лишь приблизительно передают структуру тел или птичье оперение. В настоящее время значительное число ваз этой формы объединяется исследователями в обширную  “Группу ольп” (“Olpai Cycle”).


image3

ОЙНОХОЯ ЧЕРНОФИГУРНАЯ.

Аттика, мастерская мастера Афины, начало V в. до н.э.

Ойнохоя  с яйцевидным туловом на плоском основании, шейка короткая цилиндрическая с развитым трехчастным венчиком, короткая круглая в сечении  ручка . Венчик внутри и снаружи, ручка, нижняя часть тулова покрыты лаком; на плечиках орнамент коротких язычков, от нижнего корня ручки отходят два длинных побега с точечным листьями (плющ), разветвляющиеся  и заходящие на боковые стороны тулова. На тулове в широком фризе изображена сцена битвы двух гоплитов. Левый показан в полный рост в энергичном движении – правая рука с копьем занесена для удара, левая выдвигает вперед щит, правая нога в широком шаге отставлена назад. Второй воин повержен на  колено, опираясь на щит в левой руке, он оборачивается назад, пытаясь, в свою очередь,  поразить противника  копьем. Детали рисунков – бороды, складки хитонов, контуры шлемов, панцирей и поножей переданы гравировкой, сами бороды, девизы на щитах, а также кровь поверженного воина – пурпуром.

Сюжет росписи – битва двух гоплитов – один из самых распространенных на аттических чернофигурных ойнохоях и небольших амфорах начала V в. до н.э.


image4

ГИДРИЯ ЧЕРНОФИГУРНАЯ.

Аттика, мастер Антимена,  530-525  гг. до н.э.

Гидрия с большим туловом, широким в плечах и сужающимся к ножке в виде ровного диска с округлым краем; плоский венчик со скругленной  закраиной; шейка с ровными, чуть прогнутыми  в средней части стенками. Боковые ручки маленькие, слегка приподняты вверх, вертикальная ручка у верхнего корня украшена небольшими выступами. Венчик внутри и снаружи, ручки, плечики и тулово за исключением зоны росписи, а также ножка покрыты лаком. На плечиках вверху полоса язычков (пурпур и лак), клеймо на тулове по бокам обрамлено двойной полосой листьев  плюща, сверху и снизу – тонкими  горизонтальными полосками лака, под основной композицией в клейме – узкий фриз с изображением животных, снизу подчеркнутый широкой полосой пурпура; в нижней части тулова над ножкой корзина лучей.

Во фризе на плечиках борьба Тезея и Минотавра в присутствии Ариадны (слева), Миноса (?) (справа) и четырех фигур в плащах. В клейме на тулове сцена свадебного выезда богов  на колеснице, запряженной четверкой лошадей, их сопровождают Аполлон с лирой в руках, Гестия с факелами и Гермес (его фигура почти скрыта лошадьми, видны только кадуцей и ноги в характерной обуви с крылышками). Перед лошадьми фигурка мальчика, высоко подпрыгивающего отведя назад сжатые в кулаки руки. В узком фризе внизу дважды повторена  пара животных – лев и кабан головами друг к другу.  Рисунок очень уверенный и тщательный, детали  подробно переданы гравировкой (основные контуры фигур, черты лиц, складки одежд, детали упряжи и колесницы), пурпуром (борода божества  на колеснице, складки одежд, гривы и хвосты лошадей, ленты в волосах, шерсть кабанов), белой краской (лицо и волосы Миноса,  часть покрывала Гестии).

Гидрии аналогичной формы были популярны у гончаров и вазописцев последней трети VI в. до н.э. На тулове обычно изображается  колесница  – с Афиной, Гераклом,  воином,  в свадебном выезде богов,  или же сцена у источника – женщины с гидриями в руках; на плечиках чаще всего борьба Геракла со львом, реже – сцены сражения или охоты, колесницы, амазонки, Тезей и Минотавр (как на московской гидрии);  узкий фриз внизу чаще занимают фигуры животных. Значительная часть подобных ваз вышла из мастерской  мастера  Антимена, причем лучшие и наиболее тщательные по исполнению сосуды относят к работам самого вазописца.


image5

ГИДРИЯ КРАСНОФИГУРНАЯ.

Южная Италия, Лукания, начало IV в. до н.э.

На тулове сцена купания женщин. В центре перед большим лутерием на высокой ножке изображена обнаженная женщина (лицо утрачено), наклонившись над чашей, она расчесывает распущенные волосы большим прямоугольным гребнем. Справа от лутерия еще одна женская фигура, также обнаженная, она стоит, протянув к чаше правую руку, длинные её волосы падают на плечи. В левой части композиции изображена третья женская фигура (утрачены ноги – правая от бедра, левая от колена), в хитоне с длинным подпоясанным отворотом, украшенном широкой лаковой каймой, на голове её саккос, покрытый сетчатым узором. Женщина изображена идущей влево и резко обернувшейся назад, к центральной фигуре, правая рука была согнута перед грудью (частично сохранились только пальцы), в левой – большое зеркало, исполненное белой и желтоватой краской. Лутерий поставлен на низкий прямоугольный цоколь, его каннелированная ножка показана расширяющимися книзу полосами черного лака. Над лутерием  небрежно исполненный водослив с тремя струйками воды, переданными серовато-белой краской; в середине, между левой и средней фигурами, частично сохранившееся изображение сложенной одежды; почва под ногами фигур обозначена рядами точек – крупными неровными  (незакрашенная глина) в левой части композиции и мелкими (желтовато-белая краска) – в правой. По форме и орнаментальным мотивам гидрия находит аналогии среди работ луканских мастеров начала IV в. до н.э., в частности у мастера Амикоса и предшественников мастера Креусы.


image6БЛЮДО РЫБНОЕ.

Южная Италия, Кампания, группа Торпедо (The Torpedo Group),

340-320 гг. до н.э.

На плоскости  блюда изображены две рыбы и скат. Детали – глаза, нижний контур обеих рыб, плавники, хвосты исполнены серовато-белой краской, полосы и точки на туловищах – черным матовым лаком.

Блюда для рыбы – с углублением в центре и изображениями рыб и морских существ (осьминоги, каракатицы, скаты, раковины) на поверхности характерны для расписной керамики Аттики, Апулии, Кампании и Сицилии. Продукция кампанских керамистов отличается сравнительно небольшими размерами и более скромным декором. Рассматриваемое блюдо  по ряду особенностей в трактовке рыб и особенно ската (с едва заметными парными выступами под глазами и характерной формой хвоста с округлыми утолщениями у основания) находит ближайшие аналогии среди росписей ваз, объединенных в группу с условным названием “группа Торпедо”.


image7

ТАРЕЛКА КРАСНОФИГУРНАЯ.

Южная Италия, Апулия, группа Цюрих 2660 (The Group of Zurich 2660), 340 – 320 гг. до н.э.

Плоская тарелка с небольшим бортиком и ровным дном; маленькая невысокая ножка. По краю тарелки орнамент коротких язычков, ниже венок из узких парных листьев белой краской по черному лаку, под ним полоса  лаковых точек разного размера по незакрашенной глине. На дне тарелки женская голова профилем влево. Волосы убраны под кекрифалос, оставляющий открытыми пышные пряди надо лбом и небольшой кудрявый пучок на затылке. На голове диадема из длинных вертикальных зубцов, в ухе крупная серьга с подвесками, на шее двойная нить бус, все украшения написаны белой, местами желтоватой краской. Кекрифалос украшен рядами точек и узкими полосками, исполненными лаком различной плотности, от черного до коричневого; пучок волос на затылке перевязан узкой белой лентой. На фоне перед головой небольшая патера (?), украшенная рядом желтовато-белых точек, с полосой такой же краски по краю, ветка растения с круглыми листочками и желтоватыми ягодами (?), сзади у шеи большой завиток растения, вверху отдельные листочки и точки белой краской.

Подобные тарелки с изображением женской головы в профиль типичны для вазописи Апулии  второй половины IV в. до н.э.  Целый ряд особенностей рисунка – трактовка глаза, нос с характерной впадиной на переносице, полукруглые, немного схематично переданные завитки волос надо лбом  – все это позволяет с уверенностью отнести данную роспись к т.н. группе Цюрих 2660 (TRENDALL, Apulia, 677-680).


image8

РИТОН В ВИДЕ ГОЛОВЫ БАРАНА.

Южная Италия, Апулия, круг мастера Подземного мира, 340-320 гг. до н.э.

Ритон в виде головы барана, переходящей в широкое цилиндрическое горло со слегка отогнутым венчиком; небольшая уплощенная ручка. Все детали морды животного исполнены в рельефе, зрачок и контур радужной оболочки глаза написаны лаком по красноватому фону глины. Ушные раковины внутри покрыты белой краской, ноздри – красной. Шерсть на лбу передана рядами коротких лаковых штрихов по красной краске. Раструб горла внутри, ручка и часть горла за ней  покрыты лаком; снаружи по краю устья и внизу, под фризом с росписью, орнамент ов (середина каждого овала отмечена коротким штрихом белой краски).  По сторонам от ручки по большой веерной пальметте с короткими лепестками в основании, маленькая розетка вверху. В широком фризе двухфигурная композиция – стоящий обнаженный юноша (слева) и сидящая женщина (справа). Юноша стоит немного наклонившись вперед и опираясь на палку, левая рука его скрыта плащом, правой он протягивает большое зеркало женщине; она сидит вправо, оборачиваясь назад, к юноше, верхняя часть ее торса обнажена, одежда широкими складками окутывает бедра и вытянутые ноги, в правой руке у нее большая гроздь винограда, в левой – прямоугольная шкатулка с открытой крышкой. Волосы убраны под кекрифалос, оставляющий открытыми пряди надо лбом и пучок на затылке;  на голове диадема с узкими длинными зубцами, в ухе серьга, на шее нить крупных бус, на запястье двойной браслет. На фоне за фигурой юноши ветвь растения, над ней четырехчастный диск и “окно”, справа от женщины – тения. Детали предметов, украшения женщины, лента на волосах юноши и его палка исполнены белой краской.

Ритоны с нижней частью в виде головы животного и верхней цилиндрической, украшенной росписью, появляются в керамике Апулии сравнительно рано, уже во второй четверти IV в. до н.э., но широкое распространение получают во второй половине столетия. Обычно на шейке изображается одна фигура – Эрота, юноши, женщины или же только женская голова. Двухфигурные композиции, подобные росписи на рассматриваемой вазе, встречаются нечасто. Наиболее близок по композиции рисунок на ритоне с головой кабана в Руво (инв. 1114 – TRENDALL, Apulia 620, no. 137). Полуобнаженная женская фигура также достаточно редка для апулийских росписей, среди немногих примеров можно назвать декор канфара в Таренте, датируемого тем же временем, но принадлежащего другому кругу мастеров (TRENDALL, Apulia, pl. 234,5-6).


image9

РИТОН В ВИДЕ ГОЛОВЫ СОБАКИ.

Южная Италия, Апулия, круг Балтиморского мастера, 330-310 гг. до н.э.

Ритон с нижней частью в виде головы собаки, переходящей в цилиндрическую шейку с сильно отогнутым венчиком, небольшая уплощенная ручка; детали морды собаки исполнены в рельефе или проработаны по сырой глине (пасть, нос, усы); зрачок и контур радужной оболочки глаза обозначены лаком коричневого тона по желтоватой краске, голова собаки, горло ритона внутри и  ручка покрыты лаком. По наружному краю венчика орнамент язычков, в основании шейки под фигурным фризом орнамент ов; по сторонам от ручки по большой веерной пальметте с маленькими пальметками и завитками в основании. Во фризе на шейке изображен Эрот, летящий влево, в руках у него венок и большое опахало, ноги пересекает факел с крестообразным навершием. На голове Эрота кекрифалос, оставляющий открытыми волосы надо лбом и длинный пучок на затылке, украшения – диадема из крупных бусин, бусы, перевязь, браслеты на руках и ноге, а также перья больших крыльев, детали предметов в руках и на фоне написаны белой, местами желтоватой краской.


image10

СОСУД С РЕЛЬЕФНЫМ ДЕКОРОМ.

Книд или Александрия, II в.

Сосуд с короткой шейкой и слегка расширяющимся венчиком, короткими почти прямыми плечиками и цилиндрическим туловом; узкие горизонтальные валики между венчиком и шейкой, шейкой и плечиками, плечиками и туловом, широкий валик образует основание тулова; маленькие  ручки с косыми насечками, имитирующими витую поверхность, прикреплены одним концом к шейке, другим – к плечикам. Сосуд сделан из двух половинок, оттиснутых в форме, широкие швы на боковых сторонах заглажены. На дне рельефные концентрические круги. На тулове на одной стороне в довольно высоком рельефе изображена Афродита Анадиомена, по сторонам от неё два эрота с факелами, на фоне виноградные лозы с гроздьями; на другой стороне обнаженный Гермес, стоящий на коринфской капители (?), на ногах его обувь с крылышками; слева от фигуры стоит небольшая урна, справа трехстрочная надпись “EUPORION”; на фоне виноградные лозы с гроздьями ягод.  Черты лиц персонажей (глаза, рот) дополнительно проработаны резцом

Цилиндрические рельефные сосуды подобного типа  получили название “ойнофорос” – по надписи на донце вазы аналогичной формы из  коллекции Робинсона в Балтиморе (инв. 228 – CVA Robinson Coll., Baltimore 3, 51, pl. XXXIX; ROBINSON, An Oenophorus belonging to the Johns Hopkins University, in AJA, 13, 1909, 30). Помимо ойнофор, в эту группу, довольно обширную, входят также небольшие пелики,  ойнохои, лягиносы, различные кубки. Все они сделаны из двух половинок, оттиснутых в рельефных формах, и отличаются упрощенным исполнением фигур, предметов и растений. В качестве центра изготовления таких сосудов называют Книд и Александрию, датировка колеблется между I – III вв.