Новая архитектура

Строгановское училище было воссоздано в 1945 году для получения профессиональных скульпторов, работающих в ордерной архитектуре. И вдруг в 1955 году вышло знаменитое постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» и круто изменилась практика строительства. Вместо сталинского ампира настал жесткий экономический конструктивизм.

С другой стороны, план монументальной пропаганды тоже никто не отменял. Финансирование искусства в строительстве оставалось на том же уровне.

Перед художниками встала задача найти применение своей профессии в реальном строительстве.

В организационном плане была создана секция монументального искусства при Московском Союзе Художников, что делало возможным реализовывать заказы в архитектуре. Другая часть художников ушла в сторону выставочной деятельности в станковом искусстве, ориентируясь на ежегодные художественные выставки без архитектуры, которые хорошо оплачивались.

Для меня первой задачей было участие в жизни монументальной секции. Для первой официальной выставки монументального искусства в Москве (1962 год) я подготовил работу «Прометей, несущий огонь людям» как новый вид искусства для современной архитектуры. Это была модель скульптурного рельефа для НИИ в Москве.

Прометей был негласным, но официально признанным богом современной науки. Он летел на мифических птицах, драпированный в динамичный Парус. Но самое главное, что это была новая форма динамической композиции и новое место на архитектурной поверхности как бы скользящей по диагонали.

Работа была принята на выставку и выставлялась рядом с мозаиками самого Александра Дейнеки.

Я подошел к мэтру и, заикаясь, спросил его, не против ли он такого соседства. Дейнека похлопал меня по плечу и одобрил.

Это было большое событие. Вышел официальный каталог. Для меня это был успех. Он и послужил мостиком к получению реального участия в оформлении Дома Кино у архитекторов К.Т. Топуридзе и Е.М. Полторацкого (1969 год). Первая ласточка нового искусства в архитектуре полетела в Москву.

Скульптура Прометея построена на свободном силуэте и в динамическом потоке архитектурного пространства была прекрасным стартом в новый жанр, где были, конечно, и союзники и противники. Новизна концепции была неоспорима, в ней появились мои волнообразные складки и сквозной силуэт, как начало моего будущего бренда.

Работа не сохранилась, но остались фотографии, которые мне особенно дороги.

Top