Суровый стиль

Суровый стиль.

Суровый стиль – это поиски правды. Я думаю, что это внутренняя духовная проблема отдельных мальчиков и девочек целого поколения 1960-х годов. Многие из нас, осмысляя в те годы окружающий мир, соотнося его с прекрасными революционными лозунгами, в которые была упакована наша ранняя юность, не могли понять, что же происходит с нашей великой, прекрасной страной, победившей в грандиозной войне с фашизмом и пришедшей к разорению, нищете, бесправию, пьянству. Люди, как животные ютились в подвалах, мы смотрели в их лица и не видели в их глазах никакой надежды. Романтические лозунги мирового пролетариата о спасении всего человечества были забыты. Границы были отрезаны, на всем лежал запрет. Нас пугали врагами, которых мы никогда не видели, в то время как самые страшные враги друг другу – мы были сами.

Нас окружали либо подлецы, доносчики и карьеристы, либо простые люди, измученные нуждой и пьянством. У нас появилось желание поехать по великой стране и увидеть, что там происходит в действительности. Но там – в глубине, в деревнях мы увидели полное разорение. Деревни стояли без мужиков и без всякой надежды. Вранье политической агитации, на которое никто не обращал никакого внимания. Мы увидели разрушенные храмы, превращенные в тюрьмы для детей, сумасшедшие дома, с больными и слепыми победителями.

Мы искали реальных героев. Кто они? Какие они?

Как художник я искал героя, но не находил его. И тогда я обратился внутрь себя, к воспоминаниям детства, вспоминая мать, ее семью, дядьев, всех, прошедших лагеря и зоны. Я вспомнил своего дядю – красивого гиганта, который исчез перед войной, и о котором в те годы нельзя было вспоминать. Так и возник образ героя желаемого, придуманного, но не существующего. Конечно, безымянного. Безымянного? Нет. Внутри себя я знал его имя. Андриан Шутов – исчезнувший брат моей матери. Суровый стиль для меня начался с этой работы: «Портрет рабочего в кепке», 1959 г.

В своем творчестве я хотел создать монументальные образы гигантов, богов нового революционного космоса. Создать образы мужчины, женщины, матерей прекрасных юношей и девушек. Созданные скульптуры смотрели на меня глазами полного энтузиазма, веры, любви, правды и в этот момент мне становилось хорошо. Я верил, что эти скульптуры могут ожить, они были грубы, но прекрасны. Я хотел, чтоб они ожили и помогли нам.

Суровый стиль для меня был не только суровой критикой окружающей жизни, но и поиском суровой романтики идеала.

(Из каталога выставки “Суровый стиль. Искусство 60-х гг.”, 2008 год)

Top